Цена предательства

В конце апреля в молодежном театре «Наш мир» состоялась премьера спектакля по пьесе словацкого драматурга Ивана Буковчана «Прежде чем пропоет петух». Эту драму о событиях военных лет коллектив посвятил великому празднику — Дню Победы. Однако после спектакля говорить хочется не столько о войне, сколько об этической стороне человеческого существования, истоках мужества и малодушия, пресловутом нравственном выборе личности, определяющем ее пожизненную и посмертную репутацию. В принципе ничего актуальнее никогда не было и не будет.

Так обычно и происходит. Когда жизнь становится особенно удушливой, этические критерии размываются, а понятия добра и зла подменяют друг друга, когда граждан захлестывает пандемия лицемерия и «оборотничества», а слова: «оккупация» или «новый порядок» не кажутся отзвуками далекого прошлого, возникает острая тоска по неким базовым ценностям. Причем такой поиск нравственных опор — уже вопрос сохранения собственного душевного здоровья и человеческого образа, данного нам свыше.

Поэтому, прежде всего, огромное «спасибо» и низкий поклон Молодежному театру за то, что именно сейчас он обратился к этой старой, почти забытой пьесе. Спасибо за гражданский поступок, зрелую творческую работу и мощный терапевтический эффект. Просто молодцы!

Что же касается самой постановки, то материал весьма сложен для сценической трактовки. И надо отдать должное режиссеру Геннадию Шошину, который не стал упрощать смысловых нагрузок и символических текстов. При этом очевидный соблазн военного детектива и триллера периодически над постановщиками довлел, поскольку данные жанровые элементы в пьесе, безусловно, присутствуют. Но внешне остросюжетная канва отходит на второй план, оставляя после себя только обстоятельства, на фоне которых и происходит главное — исследование человеческих душ. В результате перед зрителем разыгрывается глубоко психологическая драма с поистине библейским звучанием. Спектакль-притча о благородстве и подлости, степени нравственного падения и возвышения. О том, что человек всегда стоит между светом и тьмой, и в какой-то момент ему придется выбрать, на чьей он стороне. Все просто. Вот — Добро, вот — Зло. Что человек выберет, тем он сам и станет.

Тема, как сказал бы философ, и так жгуче экзистенциальная. А тут еще герои оказываются перед лицом смерти, и им надо решить – либо умереть всем, либо выбрать кого-то одного, чью жизнь можно принести в жертву ради спасения остальных. И хотя оба варианта чудовищны, еще ужаснее наблюдать, как участники событий обсуждают возможность «жертвоприношения». Понятно, что люди доведены до отчаяния, и ими овладела паника. Однако даже по ту сторону отчаяния, где очень холодно и мрачно, а от страха мутится разум, человек должен оставаться Человеком. Впрочем, говорить всегда легче, чем делать. К примеру, Вы, уважаемый читатель, как бы поступили? Стали бы предателем и, по сути, убийцей, но при этом продолжили жить? Или предпочли бы остаться Человеком, но Человеком мертвым?

Наверное, самым честным был бы ответ: «Не знаю». Вот и герои спектакля «Прежде чем пропоет петух» тоже не знают.

А реалии таковы. В качестве заложников немцы задержали 10 жителей небольшого словацкого городка и бросили их в подвал. Эти граждане не сделали ничего плохого. Напротив, вот уже четвертый год они смиренно переживают фашистскую оккупацию. Именно переживают, поскольку не участвуют в военных действиях, подполье и сопротивлении. В то время, когда на фронтах и в концлагерях гибнут миллионы людей, а в мире совершается самое страшное преступление против человечества, эти милые обыватели каждый день ходят на работу и в гости друг к другу. Они пытаются вести привычный образ жизни, заниматься своими делами, влюбляться, жениться, рожать себе подобных и слушать «нового хозяина». Они стараются не видеть ужасов войны, хотя эпидемия ящура в окрестностях города их немного беспокоит.

Нет, в большинстве своем герои пьесы к власти нацистов относятся отрицательно. Но для каждого из них главное — с этой властью не ссориться и четко следовать требованиям нового порядка.

Так за что же им такое наказание? Почему именно они, НЕВИННЫЕ и добропорядочные, оказались здесь, в этом подвале? С какой стати они должны отвечать за действия других? За то, что какой-то протестант убил на посту немецкого солдата? Они же тут не при чем!

Однако, по словам одного из персонажей спектакля, лесоторговца Фишла (Евгений Макаров), «на этой войне нет невинных». Да и по жесткой логике пьесы, все ее действующие лица, по сути, уже совершили «преступление» молчания и непротиводействия злу. И теперь позиция каждого должна обрести более реальные формы, вылиться в конкретные личные нравственные или безнравственные поступки.

Как же дальше будут развиваться события, и кого предадут заложники? Ведь Героя, который осознанно вызвался бы умереть за своих соотечественников, среди них, к сожалению, не находится.

Может, по принципу «1 к 10» будет избрана самая юная и наивная гимназистка Фанка (Анна Твиленева) или самый старый, постоянно цитирующий Евангелие лесничий Терезчак (Владимир Ломоносов). По мнению рассудительного ветеринара Шустека (Вадим Варламов), с точки зрения «общественной значимости» совсем не жалко проститутку Марику (Ирина Маркина), а повитуха Бабьякова (Виктория Чивчиш) регулярно преступает законы общества и «божественного устройства». Другие полагают, что в жизни респектабельной и целомудренной аптекарши (Евгения Саламатова) тоже можно найти грешки. Но лучше всего на роль жертвы подходит странный подозрительный Бродяга (Дмитрий Цигура), который с ненавистью обличает фашистов. Так считает беспрекословный служака любого режима, легкоранимый и нервный парикмахер Угрик (Сергей Галлямов). И вот уже накал страстей толкает импульсивного благородного студента Ондрея (Константин Кудояров) на отчаянный шаг самопожертвования, хотя подобного поступка как-то «по-детски» и «по-книжному» больше ждешь от рассуждающего про совесть и человечность учителя Томко (Андрей Гусев).

Так тесное и замкнутое пространство подвала становится ареной разоблачений и молитв, взаимных обвинений и прощений, яростных споров о предательстве и нравственности, Христе и Иуде. Здесь среди брошенных, ненужных вещей и скудного скарба мечутся живые люди, которые, путаясь в своих мыслях и чувствах, мучительно ищут выход из создавшейся ситуации. И все происходящее напоминает какую-то жуткую «тайную вечерю», которую покинул Сын Божий, оставив несчастным убогую трапезу с водой из покореженного ведра и ломтями брошенного на стол черствого хлеба.

Развязка будет неожиданной, но еще неожиданней окажется сам финал спектакля. А вопрос о том, смогут ли герои выбраться из этого подвала, останется открытым. Ведь самым темным подвалом для человека является его собственная незрелая душа. По крайней, я увидела замысел режиссера именно таким.

Спасибо актерам за искренний, не наигранный психологизм и за то, что они убедительно «пережили» самую сложную ночь в судьбе своих героев, разных по характеру, темпераменту и возрасту. Многие исполнители открылись в совершенно новом качестве, и особо хочется отметить яркие смелые дебюты В. Ломоносова, В. Варламова, К. Кудоярова.

Интересна организация сценического пространства, где важно все до мелочей. Ведь эту «жизненную территорию» в течение всего спектакля наши герои не покидают ни на минуту. И очень важно, что аскетизм декорации, четкий лаконичный свет, костюмы героев с преобладанием серых и земляных цветов (художник – Дарья Козловских) создавал нужный контраст для бури эмоциональных потрясений и напряженного многоголосия героев, что, кстати, тонко передавала и специально написанная к спектаклю музыка (композитор – Евгений Суглобов).

Трудно забыть лица актеров в финале, на которых застыло смешанное чувство обреченности, вины и искупления. При этом возникает ощущение, что на поклон выходят не актеры, а сами герои драмы. Они появляются из зала, как будто все время находились среди зрителей. Такое вот послание современникам через годы.

— Мы никого не учим, не осуждаем и не обвиняем, – говорит режиссер Геннадий Шошин. – Наша задача — своевременно ставить вопросы, которые здесь и сейчас наиболее актуальны.

Действительно, делать выводы – это уже наша с вами забота. И на память приходит одна, кем-то сказанная фраза, «какая разница, есть Бог или нет, если жить все равно приходится так, как будто Он есть». Возможно, понимание сей истины, этой богочеловеческой связи и есть единственное нравственная опора, когда речь идет о Выборе, как самой трагичной и высочайшей обязанности человека.

Ирина Чурсинова
газета «Диалог»
апрель 2013 г.